Подвиги Геракла

Юность и первые восемь подвигов Геракла
Геракл был сын Зевса и Алкмены. Его отчим, Амфитрион, внук Персея, был король Тиринфа; но он покинул этого город и стал жить в Фивах. Богиня Гера, супруга Зевса, ненавидевшая из ревности Алкмену, с первого дня рождения Геракла начала преследовать мальчика.

Она послала двух громадных змей, которые вползли в спальню Алкмены и, пока она и ее прислужницы спали, обвились вокруг шеи ребенка. Мальчик с криком проснулся и, схватив змей своими ручонками, тут же задушил их. Такова была первая проба его божественной силы. Испуганная, бросилась проснувшаяся Алкмена к своему ребенку, вбежал также и Амфитрион с обнаженным мечом. Изумленный, стоял он перед колыбелью и смотрел на совершившееся чудо. Он велел призвать пророка Тиресия, и тот предсказал ему судьбу мальчика. Он сообщил отцу, что сын его убьет много чудовищ на воде и на суше и что все, что будет стоять на его пути, он будет побеждать. В конце же своей трудной жизни он получит бессмертие и вечную юность и будет почитаться людьми наравне с богами.

Когда услышал все это Амфитрион, он решил дать мальчику достойное воспитание. Со всех концов земли созвал он различных героев, чтобы они обучили его всем геройским доблестям. Сам он обучил его искусству править колесницей, стрельбе из лука научил его Еврит, единоборству - Гарпалик. У кентавра Хирона научился Геракл собирать травы и гадать по звездам, у Кастора - носить тяжелое оружие. Лин же обучал его наукам и игре на цитре.

Геракл оказался очень способным учеником и быстро усваивал все, что говорили ему учителя. Имея от природы мягкий и добрый характер, он не мог выносить никакой жестокости. Когда однажды старый, угрюмый Лин несправедливо ударил мальчика, он бросил ему в голову свою цитру с такой силой, что старик упал мертвым на землю. За это Геракл был привлечен к суду, но суды: оправдал его.
Амфитрион, боявшийся, чтобы его силач-сын не натворил еще чего-нибудь, отправил его из города к своим стадам в горы.

Там вырос он крепким юношей и превосходил всех ростом и силой. Сразу можно было узнать в нем сына Зевса. Могучий, четырех аршин ростом, с горящими, как огонь глазами, он поражал всех своей ловкостью и силой: ни в стрельбе из лука, ни в метанье копья он никогда не давал промаха. Уже восемнадцати лет он был самым красивым и самым сильным юношей во всей Греции.

Однажды, бродя со стадами в горах, он отдалился от пастухов и углубился в лес, погрузившись в глубокие думы и размышляя о том, какой путь избрать ему в жизни. Вдруг он увидел двух женщин, идущих к нему навстречу. Одна имела благородный, непорочный вид, се стройное тело покрывали белые, как снег, одежды, ее взгляд был серьезен и скромен, манеры благородны и горды. Другая имела упитанное, изнеженное тело, лицо ее было нарумянено, глаза широко раскрыты. Она бросала томные взгляды и осматривалась кругом, чтобы знать, видят ли ее другие; часто глядела она на свою собственную тень.
Когда обе женщины поравнялись с Гераклом, первая спокойно продолжала свой путь, вторая же тотчас подошла к нему и сказала:
- Геракл, ты не знаешь, какой выбрать путь себе в жизни? Возьми меня в спутницы; я поведу тебя самым приятным путем. Нет такой радости, какой ты не испытаешь; ни войны, ни другие предприятия не будут заботить тебя, ты будешь думать только о том, как бы получше поесть и удовлетворить свои самые изысканные потребности. Ты будешь спать на самом мягком ложе, и все эти наслаждения дадутся тебе без всякого труда и заботы. Не бойся, что я обременю тебя какими-нибудь духовными или физическими усилиями для того, чтобы получить все это; нет, ты будешь питаться плодами чужого труда, ибо своим друзьям я даю право пользоваться всем.

Когда Геракл услышал эти заманчивые обещания, он удивленно спросил:
- Но кто же ты, женщина, обещающая столь много?

- Мои друзья, - ответила женщина, - называют меня Блаженством, враги же - Пороком и Наслаждением.

Между тем, подошла к ним и другая женщина и сказала, обращаясь к Гераклу:
- Вот я и прихожу к тебе, любезный Геракл. Мои друзья зовут меня Добродетелью. Я знаю твоих родителей и твое воспитание. Если ты пойдешь со мной, ты будешь великим творцом во всем прекрасном и великом; но знай, что все доброе, к чему стремятся люди, бессмертные дают им только путем труда и усилий. Если ты хочешь, чтобы боги были милостивы к тебе, ты должен почитать их, если хочешь, чтобы твои друзья любили тебя, ты должен быть им полезен; если хочешь, чтобы тебя почитала и награждала твоя страны, служи для нее. И еще я скажу тебе: прежде, чем ты захочешь жать - ты должен посеять, прежде чем побеждать - надо уметь воевать. Если ты хочешь, чтобы тело твое было сильно, закали его трудом.

- Видишь, Геракл, - вмешалась тут женщина, называющаяся Пороком, - по какому трудному пути хочет вести тебя эта женщина. Я же проведу тебя к блаженству короткой и легкой дорогой!

- Несчастная, - отвечает ей Добродетель, - в чем видишь ты блаженство? Ты, которая пресыщаешься наслаждениями, предупреждая истинное желание. Ты ешь прежде, чем проголодаешься, пьешь прежде, чем почувствуешь жажду. Чтобы пить с удовольствием, ты должна выдумать себе тонкие вина. Летом ты мечтаешь о холоде и снеге, зимой - жалуешься на холод и ждешь наступление лета. Любая постель недостаточно мягка для тебя и твоих друзей, которые бражничают всю ночь и просыпают лучшую часть дня. Ты проклята богами, и все честные люди презирают тебя, меня же, напротив, чтят и боги, и люди.

Художнику я - добрая вдохновительница, отцу семейства - верный страж, слуге - помощница. Я - верная сообщница в мирных занятиях, соратница в войне и уважаемый товарищ в дружбе. Пища, питье, отдых и сон доставляют большее удовольствие моим последователям, чем ленивым друзьям наслаждения. Юноши - пользуются любовью стариков, старцы - почтением юношей, благодаря мне уважают их друзья, почитает родина и любят боги. Решись на такую жизнь, Геракл, и тебя ждет лучший жребий!
При этих словах оба видения исчезли, и Геракл снова остался один. Он твердо решил идти по пути Добродетели и скоро нашел случай проявить это решение на деле.

В то время Греция была вся покрыта непроходимыми лесами и болотами, в которых гнездились не только львы, кабаны и разные чудовища, но и ужасные разбойники. Многие герои старались освободить от них свою землю. То же выпало на долю и Геракла.
Возвращаясь домой после встречи с двумя женщинами, он встретил послов орхоменского царя Ергина, шедших за сбором с фиванцев несправедливой подати. Геракл, чувствовавший себя призванным защищать всех угнетенных, отослал послов обратно к их царю, обесчестив и связав веревками. Ергин тотчас потребовал от фивского царя Креона выдачи Геракла, на что испугавшийся Креон принужден был согласиться. Тогда собрались к Гераклу храбрые юноши со всей страны и предложили ему вместе с ними отразить врага. Но они не могли нигде достать оружие, так как коварные орхоменцы похитили его из города. Тогда юноши взяли из храма Афины то оружие, которое посвятили богам их предки.
Вооружившись таким образом, Геракл со своим войском вышел навстречу Ергину и укрепился в узком проходе между скалами, где не могло поместиться все громадное войско врагов.
В жестокой битве пал Ергин вместе со всем своим войском. Здесь же убит был и Амфитрион, храбро сражавшийся за Геракла. После этой победы Геракл тотчас направился в столицу Ергина, Орхомен, и разрушил город и дворец царя.

Вся Греция дивилась геройскому подвигу Геракла, а Креон в благодарность дал ему в жены свою единственную дочь Мегару, которая родила ему потом трех сыновей. Сами боги присутствовали на свадьбе Геракла. Гермес подарил ему меч, Аполлон - лук и стрелы, Гефест - золотой панцирь, а Афина - воинские доспехи.
Еще до рождения Геракла, Зевс, отец всех богов, предсказывал на собрании бессмертных на Олимпе, что первый родившийся внук Персея будет властвовать над всем его потомством. Под этим внуком он разумел Геракла. Но ревнивая Гера, ненавидевшая уже заранее сына Алкмены, сделала так, что у жены Сфенеда родился сын прежде, чем у Алкмены. Этот сын, Еврисфей, был также внук Персея и потому сделался королем в Микенах и владыкою над всем Аргосом.

Таким образом, родившийся позднее Геракл должен был подчиниться Еврисфею. Со злобой смотрел микенский царь на возраставшую славу Геракла и утешался только тем, что возлагал на пего самые тяжелые работы. Неохотно подчинялся Геракл этому рабству, и только приказание самого Зевса заставляло его сносить унижение. Вопросив дельфийского оракула, он узнал, что только тогда сможет освободиться от власти Еврисфея, когда совершит для него десять подвигов. Совершив их, он получит от богов бессмертие.
Глубокая печаль охватила Геракла после этого предсказания, и скоро эта печаль, по желанию мстительной Геры, перешла в дикое безумие. В припадке этого безумия он убил своих собственных любимых детей, и много лет прошло, прежде чем ужасная болезнь оставила его. Когда же, наконец, горе его смягчилось и разум возвратился к нему, он решил подчиниться Еврисфею и для этого переселился в Тиринф, один из городов Аргоса.

Для первого подвига Геракл должен был добыть королю шкуру немейского льва. Это чудовище жило в долине между Клеонами и Немеей, и ни одно человеческое оружие не могло поразить его.

Подойдя совсем близко к пещере льва, Геракл ждал, когда чудовище вернется с вечерней охоты. Вот, наконец, лев появился. Весь забрызганный кровью, с алчно разинутой пастью медленно приближался он к пещере. Выждав несколько минут, Геракл пустил в него свою меткую стрелу, но она застряла в густой шерсти, не дойдя до мяса. Тогда вторично пустил стрелу Геракл и снова напрасно. Когда же он взялся за третью, лев вдруг заметил его. Поджав свой длинный хвост и выгнув спину, он сильным прыжком бросился на врага. Но страшный удар свалил его с ног, и, не успел он снова подняться, как Геракл бросился ему на спину и, обхватив шею, задушил его могучими руками. Содрав с добычи шкуру, Геракл перекинул ее через плечо и, украсив голову пастью в виде шлема, отправился в Микены.

Когда трусливый Еврисфей увидел страшную голову льва, он так испугался, что спрятался в железную бочку, а Гераклу приказал больше никогда не являться к нему. Свои приказания он передавал ему с тех пор через одного из слуг.
Вторым подвигом героя было убийство лернейской Гидры. Это была громадная змея с девятью головами, из которых средняя была бессмертна.
Геракл запряг свою колесницу, которой правил его племянник Иолай, и отправился на ней в Лерну. Там, заметив гидру на берегу Амемонского источника, он выгнал ее из пещеры своими стрелами. Шипя, вылезла она оттуда, и ее девять ужасных голов качались, как сучья деревьев в сильную бурю.
Крепко наступил на нее Геракл ногой, но она обвилась вокруг нее своим длинным хвостом, вместе с гигантским раком, выползшим откуда-то ей на помощь. Ударом дубины убил рака Геракл и начал рубить одну за другой шипящие головы Гидры. Но лишь только срубал он одну - две новые появлялись на ее месте. Тогда позвал он па помощь Иолая.
Иолай зажег часть ближайшего леса и горящими головнями обжигал свежие раны от срубленных голов, чтобы из них не могли вырастать новые. Таким образом, осталась только одна бессмертная голова. Герой срубил и ее и похоронил возле дороги, навалив на нее тяжелую скалу. Тело чудовища он разрубил на две части и в брызнувшей из него крови омочил свои стрелы. Эта кровь была ядовита и делала рану того, кого поражала стрела, омоченная ею, смертельной.

Третье требование Еврисфея было доставить ему живой керинейскую лань. Это было прекрасное животное с золотыми рогами и медными копытами. Она была одной из пяти пойманных Артемидой ланей, из сострадания выпущенная богинею снова в ее леса.
Целый год безуспешно гонялся за ней Геракл и, наконец, снова пригнал ее на гору Артемиды в Аркадию. Здесь он подстрелил ее своею стрелой и, взвалив раненую на плечи, понес в Микены. Встретившаяся ему на пути Артемида стала бранить его за то, что он хотел убить ее божественное животное. Геракл начал оправдываться и сказал:
- Не по своей воле осмелился я на это, высокочтимая богиня, нужда заставила меня! Как мог я противиться Еврисфею?!

Так смягчил он гнев богини и благополучно принес живую лань в Микены.
Скоро отправился он на четвертый подвиг. Подобно лани, он должен был поймать царю ериманфского вепря. По пути на Ериманфскую гору, где жил этот вепрь, он зашел к кентавру Фоллу и решил переночевать у него. На этой горе жило четверо кентавров, владевших сообща огромной бочкой вина, подарком Диониса, которая хранилась у Фолла. Вино это они могли пить только тогда, когда собирались все вместе.

Когда после еды Геракл выразил желание выпить, Фолл сказал:
- Та бочка, что хранится у меня, принадлежит всем кентаврам, и я боюсь без них открыть ее.

- А ты все же открой, - возразил Геракл, -я смертельно хочу пить! Не бойся, я сумею защитить тебя всяких нападок.

Но едва только он вытащил затычку, как кентавры, почуявши сладкий аромат крепкого напитка, бросились к пещере, вооруженные стволами пихт и глыбами камней. Но Геракл, убив одного из них горящей головней, пронзил остальных своими стрелами. Фолл, удивленный тем, как может маленькая стрела убить такого громадного человека, вынул одну из стрел из раны убитого, чтобы рассмотреть ее поближе. Но нечаянно он уронил ее, и она впилась ему в ногу, и он тотчас же умер. Когда Геракл возвратился в пещеру, он нашел Фолла уже мертвым. Опечаленный, он похоронил его и отправился дальше отыскивать вепря.

Выгнав его из чащи, он загнал его в глубокий снежный сугроб, связал крепкой веревкой и, таким образом, доставил его живым в Микены.

Пятый подвиг Геракла заключался в том, что он в один день очистил Авгиевы конюшни. Авгий - царь Элиды, имел три тысячи быков, которые долгие годы содержались в роскошных стойлах вокруг его дворца. В этих стойлах накопилось столько навоза, что казалось невозможным вычистить его.

Когда Геракл явился к Авгию со своим предложением, король засмеялся и сказал:
- Если ты в один день вычистишь весь навоз, я дам тебе в награду десятую часть моего скота.

Он был уверен, что Геракл ни в коем случае не сможет выполнить это трудное дело.
Но Геракл разломал стены скотного двора и провел в них две ближайшие реки, Алфей и Пеней.
Вода тотчас смыла и унесла весь навоз, после чего Геракл снова вернул реки в их прежние русла. Так выполнил он эту грязную работу, не сделав ничего, что было бы недостойно бессмертного.
Когда он снова вернулся в Микены, Еврисфей не хотел считать этот, так умно и искусно исполненный, подвиг, ибо Геракл якобы сделал его за награду.

И снова дал он ему поручение: изгнать из страны Стимфалид. Это был шестой подвиг Геракла. Стимфалиды были огромные хищные птицы, жившие близ Стимфальского озера в Аркадии. У них были медные крылья, когти и клювы, и они могли выбрасывать свои перья, словно стрелы. Они нападали на скот и людей и своими клювами пробивали насквозь железные панцири.
Придя на берег тенистого озера, Геракл увидел громадную стаю этих птиц, кружившихся над хищными волками. Он остановился, не зная, что ему делать, как вдруг появилась Афина Паллада и подала ему две медные трещотки, чтобы он мог спугнуть птиц. Он тотчас ударил в трещотки, и испуганные этим шумом птицы быстро полетели в лес. Геракл преследовал их своими стрелами и убил многих. Остальные же покинули страну и больше никогда не возвращались в нее.

Теперь должен был Геракл поймать еще дикого Критского быка, подаренного Посейдоном царю Миносу, чтобы тот принес его ему в жертву. Но Минос оставил быка у себя, и за это Посейдон привел быка в ярость. Этого-то взбесившегося быка и должен был Геракл укротить и привезти в Микены.
Когда он явился к Миносу со своим поручением, король очень обрадовался и сам помог ему поймать быка. Геракл схватил быка за рога и, укротив его своей могучей рукой, притащил па корабль, на котором и доставил его в Тиринф.
Посейдон запретил убивать дорогое ему животное, и потому Еврисфей снова освободил его. Как и прежде на Крите, ужасный бык принялся опустошать землю, пока снова не поймал его Тезей.

Для следующего подвига Геракл должен был привести в Микены коней фракийского царя Диомеда. Эти кони были так дики, что их приковали железными цепями к скале. Пищей служили им чужеземцы, которых царь бросал им.

Когда Геракл явился во Фракию, он прежде всего бросил самого бесчеловечного Диомеда на съедение коням, а потом умертвил стражу, охранявшую животных. Приняв эту пищу, кони внезапно укротились, и Гераклу не стоило труда довести их до берега моря.

Когда ему пришлось обороняться от преследовавших его фракийцев, кони пожрали его друга Лидера, которому он поручил охранять их. Укротив своими страшными ударами бешенных животных, Геракл благополучно привез их Еврисфею, который посвятил коней Гере. Геракл же, опечаленный смертью своего друга, поехал с Ясоном и Колхиду, чтобы похитить золотое руно; об этом рассказано в сказании об аргонавтах.

 

Продолжение

[1] [2] [3]


Яндекс.Метрика